Редакция журнала «Башҡортостан уҡытыусыһы» - филиал ГУПРБ Издательский дом «Республика Башкортостан»
» » О терминах родства в разных языках
О терминах родства в разных языках


Р.З. МУРЯСОВ,
профессор Башкирского государственного университета,
доктор филологических наук



Термины родства, то есть обозначения лиц по родственным связям образуют до­статочно компактную группу слов, отно­сящуюся к ядру лексики любого языка. Трудно назвать какую‑либо другую группу слов по своей коммуникативной актуаль­ности и, в частотности, в любом лингво­социуме. По характеру кровных связей такие термины условно можно разделить на три группы.
1. Ядро терминов прямого (кровного) родства составляют лексемы: русск. отец, мать, сын, дочь, брат, сестра; англ. father, mother, son, daughter, brother, sister; нем. Vater, Mutter, Sohn, Tochter, Bruder, Schwester; фр. père, mère, fils, fille, frère, soeur; баш­кирские: ата, әсә/инә, ағай, эне, апай, һеңле и другие. Именно данные термины родства в английском, немецком, французском и баш­кирском языках служат базой для образова­ния терминов сводного (англ. father‑in‑law, mother‑in‑law; нем. Schwiegervater, Schwie­germutter; фр. beau‑père, belle‑mère) или частично сводного родства (англ. stepbroth­er / half‑brother, stepsister / half‑sister; нем. Stiefbruder / Halbbruder, Stiefschwester / Halbschwester; фр. demi‑frère, demi‑soeur; башкирские: үгәй ҡыҙ, үгәй туған и другие).
Термины, образующие ядро поля род­ства, служат также основой образования сложных терминов разных ступеней род­ства в ретроспективном и перспективном планах, то есть для обозначения лиц 2‑й и 3‑й ступеней предков (англ. grandfather «дед» – great‑grandfather «прадед», great­great‑grandfather «прапрадед»; нем. Groß­vater – Urgroßvater – Ururgroßvater; фр. grand‑père – arrière‑grand‑père – arrière‑ar­rière‑grand‑père) и потомков (англ. grandson «внук» – great‑grandson «правнук», букваль­но большой внук – great‑great‑grandson «праправнук», буквально большой, боль­шой внук; нем. Urenkel «правнук» – Uru­renkel «праправнук»; фр. petit‑fils «внук», буквально маленький сын – arrière‑petit‑fils «правнук», буквально далекий маленький сын – arrière‑arrière‑petit‑fils «праправнук», буквально далекий, далекий маленький сын и другие).
2. Термины частичного родства, возни­кающие в результате второго брака супру­гов: русск. отчим, мачеха, пасынок, падче­рица, сводный брат, сводная сестра; англ. step‑father, step‑mother, stepson, stepdaugh­ter, stepbrother или half‑brother, stepsister или half‑sister; нем. Stiefvater, Stiefmutter, Stiefsohn, Stieftochter, Stiefbruder или Halb­bruder, Stiefschwester или Halbschwester; фр. beau‑père, belle‑mère, beau‑fils, belle‑fille, demi‑frère, demi‑soeur; башкирские: үгәй атай, үгәй әсәй (инәй), үгәй ул, үгәй ҡыҙ, үгәй туған (үгәй апай, үгәй һеңле).
3. Термины сводного (некровного) род­ства, отражающие отношения между су­пругами и их родственниками, в технике выражения которых в разных языках вы­являются существенные различия. В дан­ном случае речь идет о способах их обра­зования. В русском и башкирском языках для обозначения лиц, являющихся родствен­никами мужа или жены, используются, в основном, одноосновные лексические единицы, русские: муж, жена, тесть, теща, свекор, свекровь, зять, сноха, невестка, деверь, шурин, золовка, свояк, свояченица, сват, сватья, кум, кума, свойственник, свойствен­ница; башкирские: ир, ҡатын / бисә, ҡайны, ҡәйнә / бейем (свекровь), кейәү / еҙнә, ки­лен / еңгә (невестка), ҡәйнеш / ҡайнаға (деверь, шурин), балдыҙ (младшая сестра жены), ҡоҙа (сват, свойственник), ҡоҙағый (сватья), ҡоҙағый / ҡоҙаса (свойственница). Лишь отдельные термины сводного родства в башкирском языке представляют собой сложные слова: ҡайнаға (деверь, шурин), ҡәйенһеңле (младшая сестра мужа).
В английском, немецком и французском языках доминируют сложные основы тер­минов родства. При этом в данных языках имеются специальные слова, указывающие на сводный характер родства, например, в английском словосочетание in law (бук­вально в законе, по закону) стало вторым компонентом сложных слов, указывающим на сводный характер родства, а в качестве первых компонентов которых функциони­руют термины прямого родства: father – father‑in‑law «тесть; свекор» (буквально отец по закону, в законе), mother – moth­er‑in‑law «теща; свекровь», son – son‑in‑law «зять», brother – brother‑in‑law, sister – sis­ter‑in‑law и другие. Немецкий язык для образования подобного рода терминов использует модель сложных слов «Schwie­ger + термин прямого родства»: Vater – Schwiegervater «тесть; свекор», Mutter – Schwiegermutter «теща; свекровь» и другие. Во французском языке представлена модель «beau / belle (хороший, красивый; хорошая, красивая) + термин прямого родства»: beau‑père «тесть; свекор» (буквально кра­сивый, хороший отец), belle‑mère «теща; свекровь» (буквально красивая, хорошая мама), beau‑frère «деверь; шурин» и другие.
Следует подчеркнуть, что между тер­минами родства в разных языках нет пол­ного семантического параллелизма, то есть однозначного соответствия. О полной се­мантической эквивалентности может идти речь в редких случаях, например, русск. муж / супруг – жена / супруга, фр. mari / époux – femme / épouse, башкирские: ҡатын / бисә; англ. husband / consort – wife / con­sort; нем. Mann / Gemahl – Frau / Gemahlin. Нередко однозначному термину в одном языке может соответствовать многозначный термин в другом, ср. русск. однозначные термины: тесть, теща, свекор, свекровь, сноха и англ. father‑in‑law «1. тесть, 2. све­кор», mother‑in‑law «1. теща, 2. свекровь», sister‑in‑law «1. невестка, 2. золовка, 3. сво­яченица», brother‑in‑law «1. деверь, 2. шу­рин, 3. свояк», нем. Schwiegervater, Schwie­gertochter «1. сноха, 2. невестка», фр. beau‑père, belle mère и т.п., башкирские: ҡайны «1. тесть, 2. свекор», ҡәйнеш «1. де­верь, 2. шурин», ҡәйенһеңле «младшая сестра мужа», ҡәйенбикә («старшая сестра мужа; старшая сестра жены»). Особенно многозначны в рамках семантического поля родства русские: зять; нем.: Schwager / Schwäger; башкирские: ҡәйнә, килен; фран­цузкие: beau‑père, belle mère (см. таблицу).

русск. яз.
нем. яз.
фр. яз.
башк. яз.
зять
Schwager / Schwäger
beau‑frère
кейәү
1. муж дочери; 2. муж сестры; 3. муж золовки
1. шурин; брат жены; 2. деверь; брат мужа; 3. зять; муж сестры; 4. зять; муж золовки; муж сестры мужа; 5. свояк; муж свояченицы; муж сестры жены
1. шурин; 2. деверь; 3. свояк; 4. зять
1. зять (муж дочери); 2. муж младшей сестры; 3. молодой муж (в первые годы брака); 4. жених
невестка
Schwägerin
belle‑soeur
килен
1. жена сына; 2. жена брата (для братьев и сестер мужа); 3. жена брата (по отношению к женам братьев и мужьям сестер)
1. золовка; сестра мужа; 2. свояченица; сестра жены; 3. невестка; жена брата; 4. невестка; жена деверя; жена брата мужа; 5. невестка; жена шурина; жена брата жены
1. свояченица; 2. золовка; 3. невестка
1. сноха; 2. невестка (жена млад­шего брата)

Разные термины родства обладают не­одинаковой лингвокультурологической спе­цификой. Так, русск. мачеха, англ. mother‑in‑law ассоциируются в сознании соответствующих лингвосоциумов недоброжелательным, злым отношением к неродным детям, т.е. детям мужа от первого брака. Отсюда в рус­ском фольклоре словосочетания «злая ма­чеха», «относиться как мачеха (зло, недо­бро)», а также переносные значения «же­стоко, враждебно» (Большой толковый словарь русского языка. – С.‑Пб., 2000). Аналогичная лингвокультурологическая характеристика представлена также в ан­глийском эквиваленте русского термина «мачеха». Лексема stepmother снабжена в лингвокультурологическом словаре ан­глийского языка (Longman Dictionary of English Language and Culture. Edinburgh Gate. – Barselona, 1992) следующим куль­турологическим маркером: «in children’s stories a stepmother is often shown as being a wicked cruel person(разрядка моя – Р.М.) who does not love her stepchil­dren (stepchild), and is sometimes also shown as a witch (разрядка моя – Р.М.)» (witch – ведьма). В английском языке путем конверсии от данного существительного образован глагол (to) stepmother с двумя значениями: «1. привести в дом мачеху и 2. обращаться грубо, несправедливо, трети­ровать». Именно значение с негативной оценкой послужило семантическим моти­ватором соответствующего прилагатель­ного, ср. stepmotherly – неприязненный, несправедливый; незаботливый; злой.
В немецком языке существительное Stiefmutter «мачеха» и соответствующее производное прилагательное также харак­теризуются негативной оценочностью, ср. seinem Leibe keine Stiefmutter sein – разг.
шутл. любить хорошо поесть (буквально своему желудку не быть мачехой); прила­гательное stiefmütterlich «неласковый, не­добрый» встречается в таких словосоче­таниях, как «jemanden, etwas stiefmütterlich behandeln «1. безжалостно обходиться с кем‑либо, с чем‑либо.; 2. оставлять без внимания кого‑либо, что‑либо, уделять мало внимания кому‑либо, чему‑либо».
Во французском языке русскому термину мачеха соответствуют два слова: belle‑mere и maratre. Первый термин является стилис­тически нейтральным обозначением нерод­ной матери, между тем как второй содержит негативную оценку, ср. maratre «1. мачеха: la nature a été pour lui une marâtre – приро­да была для него мачехой, природа обиде­ла его; 2. жестокая, бессердечная мать».
В башкирском языке термин үгәй также ассоциируется с социальной ущербностью, сравним глаголы үгәйһерәү «чувствовать себя сиротливо», үгәйһетеү «притеснять, обижать».
Следует отметить, что ни в одном из анализируемых языков термин отчим не указывает на негативную оценочную ха­рактеристику. Данное обстоятельство сви­детельствует о ведущей роли женщины в воспитании детей и создании внутрисе­мейного климата.
Грамматическая (парадигматическая) характеристика терминов родства в основ­ном совпадает с общими правилами фор­мообразования существительных в данных языках. Парадигматика существительных представляет собой совокупность парадигм грамматических категорий – числа, падежа, определенности‑неопределенности. Род су­ществительных не является грамматической категорией в строгом смысле этого терми­на, а, как правило, квалифицируется как морфолого‑классификационная категория.
В немецком языке род, маркер мн. чис­ла и тип склонения сложных терминов родства определяется соответствующими формами последнего компонента, ср. der Vater‑des Vaters‑die Väter и der Urgroßvater «прадед» – des Urgroßvaters‑die Urgroßväter.
В группе терминов родства английско­го языка наблюдается некоторая специфи­ка, а именно обозначения прямого (кров­ного) родства независимо от ступени род­ства образуют формы мн. числа по общим правилам, ср. fathers «отцы» – grandfathers «деды» – great‑grandfathers «прадеды» – great‑great‑grandfathers «прапрадеды». Од­нако, сложные термины сводного родства образуют вариативные формы множествен­ного числа, то есть маркер плюральности может иметь либо первый, либо второй компонент сложного слова: father‑in‑law – fathers‑in‑law или father‑in‑laws, moth­er‑in‑law – mothers‑in‑law или moth­er‑in‑laws, daughter‑in‑law – daughters‑in‑law или daughter‑in‑laws и другие.
Во французском языке в сложных тер­минах родства при образовании форм мн. числа также наблюдаются определенные особенности. Сложные термины с первым компонентом grand, указывающим на ро­дителей родителей, имеют две модели обра­зования множественного числа: 1. при обозначениях родственников мужского пола оба компонента сложного термина получают форму плюральности ‑s: grand‑père «дед, дедушка» – grands‑pères, grand‑papa «детск. дедушка» – grands‑papas;
2. при обозначениях родственников жен­ского пола возможны два варианта обра­зования мн. числа, ср. grand‑mère «бабуш­ка» – grand‑mères или grands‑mères, grand‑maman «детск. бабушка» – grand‑ma­mans или grands‑mamans, ср. далее: grand‑oncle «двоюродный дедушка» – grands‑oncles, но: grand‑tante «двоюродная бабушка» – grand‑tantes или grands‑tantes. В сложных терминах сводного родства с первым компонентом beau, belle форму мн. числа получают оба компонента: beau‑père «тесть: свекор: отчим» – beaux‑pères, belle‑mère «теща; свекровь; мачеха» – belles‑mères, belle‑soeur «своя­ченица; золовка; невестка» – belles‑soeurs. В трехкомпонентных терминах родства маркер мн. числа имеют все компоненты, ср. belle‑petite‑fille «дочь падчерицы или пасынка; неродная внучка» – belles‑pe­tites‑filles.
В тюркских языках термины прямого и сводного родства в грамматическом от­ношении подчиняются общим правилам формообразования существительных, ср. башкирские: ҡарт олатай (олатайҙың йәки өләсәйҙең атаһы) – «прадед», ҡарт өләсәй, ҙур (оло) инәй (олатаһының йәки өләсәһе­нең әсәһе) – «прабабка», ике туған ағай «двоюродный брат (старший)», ике туған эне – «двоюродный брат (младший)», ике туған апай – «двоюродная сестра (стар­шая)», ике туған һеңле – «двоюродная се­стра (младшая)» и другие.
Во всех языках представлены стилисти­ческие варианты терминов прямого род­ства, имеющие гипокористический, разго­ворный, шутливый оттенки и используемые в узком, особенно семейном кругу обще­ния: русск. батя, тятя, тятька, тятенька; англ. grand‑maman, dad, dada, dadda, daddy «детск. разг. папа, папочка», papa «детск. папа», pappy «разг. папочка»; нем. Papa, Papi «ласк. папочка», Vati «разг. папа, па­почка», Daddy «разг. папочка, папуля»; фр. mater «разг. мать (в речи детей)», pater «разг. отец, папаша»; башкирские: әсәһе «мать – форма обращения мужа к жене», инәй, әсәкәй «мамочка, маменька, мамуля», атаһы «отец – обращение женщины к мужу, имеющей ребенка», атай «отец – форма обращения», ҡусты «обращение к младше­му по возрасту брату» и другие.
Краткий обзор терминов родства в раз­ных языках позволяет сделать следующие выводы.
1. Термины прямого (кровного) родства, образующие ядро данного поля, являются во всех языках корневыми словами.
2. В английском, немецком и француз­ском языках термины прямого родства служат основой образования сложных тер­минов – терминов сводного родства.
3. В русском и в известной степени в башкирском языках доминируют корне­вые и одноосновные термины.
4. Термины родства представляют собой продукт многовековой языковой деятель­ности того или иного этноса и в результа­те этого обнаруживают неповторимые лингвокультурологические особенности.