Редакция журнала «Башҡортостан уҡытыусыһы» - филиал ГУПРБ Издательский дом «Республика Башкортостан»
» » Параллели между генеалогической легендой скифов и башкирской космогонией
Параллели между генеалогической легендой скифов и башкирской космогонией

З.Г. АМИНЕВ,
заведующий отделом духовной культуры Института гуманитарных
исследований РБ, кандидат философских наук

Основные сведения о скифах и об их культуре дошли до нас благодаря работам античных авторов и, прежде всего, «отца истории» Геродота. В передаче Геродота до нас дошла собственно скифская генеалогическая легенда о происхождении скифов: «Скифы говорят, что их народ моложе всех других и произошел следующим образом: в их земле, бывшей безлюдной пустыней, родился первый человек, по имени Таргитай; родителями этого Таргитая они называют, по-моему мнению, неверно, Зевса и дочь реки Борисфена. Такого же происхождения был Таргитай, а у него родились три сына: Липоксай, Арпоксай и младший Колаксай. При них упали-де с неба на скифскую землю золотые предметы: плуг, ярмо, секира и чаша. Старший из братьев, первым увидев эти предметы, подошел ближе, желая их взять, но при приближении золото воспламенилось. По его удалению, подошел второй, но с золотом повторилось то же самое. Таким образом, золото, воспламеняясь, не допустило их к себе, но с приближением третьего брата, самого младшего, горение прекратилось, и он отнес к себе золото. Старшие братья, поняв значение чуда, передали младшему все царство».
Исследователи предлагали различное толкование данной легенды. Они установили, что вторая часть их имени происходит от иранского слова «хшай» «сиять, властвовать» (К. Мюлленхоф, Вс. Ф. Миллер, В.И. Абаев). Продолжавшему свои изыскания в области скифологии дальше, осетинскому ученому В.И. Абаеву удалось разгадать и первые части имен скифских братьев. Так, имя младшего сына Таргитая Колаксай В.И. Абаев объяснил как «владыка, властитель Солнца». Имя второго брата, Липоксая, он расшифровал как «властитель земли». Имя же Арпоксай, по мнению В.И. Абаева, означает «властитель вод».
Таким образом, три брата скифской этногонической легенды оказываются олицетворением трех космических сфер или же плоскостей по вертикали: солнца, неба (Колаксай), земли-гор (Липоксай) и водных глубин (Арпоксай). При исследовании В.И. Абаевым семантики имен трех скифских братьев были применены параллели из индоиранской и славянской мифологий. Представление о трехчастном делении космической сферы (по вертикали) известно многим народам мира, и интерпретация В.И. Аба­евым имен трех братьев, как отражение скифского мировоззрения, убедила многих исследователей. Академик Б.А. Рыбаков, на материалах русского, украинского и белорусского фольклора, показал, что сходная трехчастная «модель мира» была характерна и для культуры древних славян.
Сравнение башкирских космогонических воззрений, отраженных в эпосе «Урал-батыр» со скифской генеалогической легендой и результатами ее расшифровки, произведенный В.И. Абаевым, показывают, что Урал и три его сына (Яйык, Нугуш и Идель) в вышеуказанном эпосе несут ту же семантическую нагрузку, что и скиф Таргитай и три его сына (Колаксай, Липоксай, Арпоксай).
Старший сын Урала Яйык родился от дочери царя Катила. Урал батыр, выйдя из отчего дома в поисках живой воды и с целью найти и уничтожить Смерть, сначала попадает в страну царя Катила. Все имеющиеся в эпосе данные, характеризующие эту страну, показывают, что речь идет о мире потустороннем, хтоническом. Так, само имя царя «Катил» с иранских языков переводится как «убийца, убивец», т.е. в эпосе указана только функция этого царя, а не его имя. В эпосе не называется также и имя его дочери. Этот факт можно объяснить табуизацией (запрещением к использованию) их имен. Ведь башкиры, как и многие другие древние народы, боялись называть смерть, чтобы ненароком не вызвать ее. Символом его страны является черный цвет – цвет траура и мира мертвых. Башкиры до сих пор потусторонний, загробный мир называют «ҡараңғы донъя», что в переводе на русский означает «черная, темная страна». На черном знамени царя Катила красуется ворон, который в мифологии многих народов мира, в том числе и у башкир, является также символом хтонического мира. Во владениях Катила Урал батыр борется с разъяренным быком. Бык же, в мифологических воззрениях тюркских и иранских народов, является персонажем хтонического мира. Прибыв в страну Катила, Урал там в самом начале видит совершенно голых людей, что также указывает на то, что это – мир мертвых. Известно, что оголенность, нагота является одним из маркеров хтонического мира. Само имя старшего сына Урала «Яйык» тюркологами объясняется как «потоп, широко разлившаяся, медленно текущая вода», то есть даже имя этого персонажа связано с водным миром. Водный же мир, как известно, у тюрков и ираноязычных народов связан с миром потусторонним, хтоническим.
Таким образом, все вышеперечисленные факты дают нам основание считать, что старший сын Урала Яйык является владыкой нижнего, потустороннего мира. Герой башкирского эпоса Урал, после женитьбы на матери Яйыка, продолжает свой путь и попадает в страну белого змея, где женится на девушке по имени Гулистан, которая родила ему сына по имени Нугуш. Само имя второй жены Урала «Гулистан» в переводе на русский язык означает «страна цветов», то есть она принадлежит миру прекрасного, связана с жизнью. Башкиры очень часто свою страну Урал (Урал иле) сравнивали с цветочным садом и, поэтизируя, называли ее Гулистан (страна цветов), Гульбустан (цветочный сад). В эпосе «Урал-батыр» есть строки, из которых усматривается, что Гулистан является дочерью земного человека:
Алғыр тигән ир булған,
Алғыр ҡарт ҡорҙашының,
Тоғро бер юлдашының
Ҡыҙы ҡалған Гөлөстан.
Как видно из этих строк, этот Алгыр был земным человеком и вместе со своими соратниками боролся против темных, злых сил. Гулистан же была дочерью одного из соратников Алгыра. Символом страны, где Урал женился на Гулистан, является белый цвет. По поверьям башкир, белый цвет означает светлый, зем­ной мир человека. Башкиры земной мир до сих пор называют «яҡты, аҡ донъя».
После женитьбы на Гулистан Урал продолжил свой путь в поисках живой воды и попал в страну, где обитает Хумай, которая, как видно из эпоса, является дочерью царя неба (Самрау) и Солнца. Таким образом, Хумай и по отцу, и по матери является небожительницей. В этой же стране Урал стал обладателем небесного коня Акбузат, который принадлежал Солнцу и был подарен Хумай.
Прежде чем жениться на Хумай, Урал поднимается на вершину Мировой горы. Вершина же этой горы находится на небесах. Мировая гора в мифологических воззрениях народов мира соединяет по вертикали три сферы мироздания. Таким образом, третий младший сын Урала – Идель олицетворяет собой третью, небесную сферу мироздания и является владыкой неба.
Исходя из всех вышеизложенных фактов, видимо, есть все основания утверждать, что Урал батыр посредством своих трех сыновей, рожденных женщинами, принадлежащими трем сферам космоса, маркирует мир по вертикали: подводный, подземный (Яйык), земной (Нугуш) и небесный (Идель).
Олицетворение женщинами трех сфер мироздания мы видим и в обряде Ашвамедха у ведических ариев. В этом обряде жертвоприношения белого коня первая жена царя была связана с небесной сферой, вторая – со средним миром и третья жена олицетворяла собою нижнюю, глубинную часть земли. Видимо, упорядочение мира посредством трехкратной женитьбы было явлением распространенным среди индоиранских народов.
В связи с установленными параллелями между башкирским эпосом и скифской генеалогической легендой, закономерно возникает вопрос: «имеем ли мы здесь связь типологического характера или же искать надо связь генетическую между башкирами и скифами?». Видимо, ответы на эти вопросы могут дать дальнейшие изыскания историков, фольклористов и других специалистов в области скифологии и башкироведения.