Редакция журнала «Башҡортостан уҡытыусыһы» - филиал ГУПРБ Издательский дом «Республика Башкортостан»
» » «О родине душою беспокоясь…»
«О родине душою беспокоясь…»

(Толкование понятия «патриот»)

В современном башкирском языке для обозначения понятия «патриот» наиболее широко употребляется термин илһөйәр:
Минең йөрәктә лә балҡый
Илһөйәрлек тойғоһо.
Мин дә йәшәү усағына
Ҡуҙ өҫтәр башҡорт ҡыҙы!
(Г. Юнысова);
Сурағолдоң илһөйәрлеге улына ла күскәйне: Радмир, университет тамамлағас, сит яҡтарға тартылманы, тыуған ауылының урта мәктәбендә тарихтан уҡыта, директор булып эшләй (Н. Игеҙ­йә­нова).
Существительное илһөйәр образовалось путем слияния двух корней: ил + һөй и прибавлением к нему аффикса -әр.
Лексема ил восходит к общетюркскому jel. На наличие первично начального j- указывают примеры из гагаузского, туркменского, казахского, чувашского языков и другие диалектные материалы.
Слово имеет весьма разветвленную семантическую структуру. Первичным смыслом ил является, возможно, «люди, народ», которое распространено во всех языках». Например: народ; люди; племенной союз; чужой человек, человек чужой крови; государство; господство, власть; подданные; страна; мир, согласие, покой; рой (пчел); войско.
По мнению ученого Э.В. Севортяна, самыми древними значениями являются те, которые указывают на социальный коллектив (племя —> конгломерат племен —> народ), на его организацию (союз племен / государство) и занимаемую территорию (край, область, страна).
В знаменитом «Опыте словаря...» В.В. Радлова ил зафиксировано в форме И в значениях: 1) народъ, племя; 2) жители деревни, приходъ, деревня.
В «Древнетюркском словаре» это слово представлено в форме el в значениях «племенной союз, племенная организация», «народ», «государство, административная единица».
Лексема ил сохранилась в различных фонетических вариантах в ряде современных тюркских языков, функционируя как литературная норма. Так, в турецком языке встречается il, el, в азербайджанском, узбекском, ка­ракал­пакском — el, в туркменском – il, татарском – il, казахском – jel, чувашском — jal.
В башкирском языке слово ил имеет омонимы. И внутри каждого из них имеется несколько значений, то есть слово является многозначным:
– страна. Ил эше — оло эш (посл.). (Труд во благо страны — великое дело.);
– Родина. Сит илдә солтан булғансы, үҙ илеңдә олтан бул (посл.). (Чем быть султаном в чужой стране, лучше быть слугой в своей стране.);
– народ, люди. Ил ауыҙына иләк ҡаплап булмай (посл.). (На людской роток не накинешь платок.);
– деревня, селение, село. Һыуһыҙ ергә йорт ҡорма, утһыҙ ергә ил ҡорма (погов.). (Не строй дом на безводной земле, не разбивай стан на мертвой земле.) Данное значение характерно для народного разговорного языка;
– Мир, земной шар, земля. Ил күреүе — илле алтын (посл.). (Дома лежать — мир не повидать.)
В «Академическом словаре башкирского языка» (III том, 2012) у слова ил приводятся еще 2 значения: рой; пчелиная семья. Дружный, согласный. Әгәр Айбу­лат үҙебеҙгә ил булып, ҡырыҫланмай баш һалып килһә, ағаһы ситкә ҡаҡмаҫ (Һ. Дәү­ләтшина). (Если Айбулат неродственному преклонит колено, то дядя его не прогонит, не отпугнет.)
В «Башкирско-русском словаре» (1996) слово ил имеет два значения: 1) страна, край; 2) общество, мир.
В башкирском языке существует сложное слово ил-көн, состоящее из двух корней ил и көн, имеющих одну и ту же семантику «народ», так как представление древних тюрков о народе имеет специфические особенности. Народ представляется 1) как единство, к которому относит себя говорящий (bodun, boj), 2) как группа представителей данного племени, населяющих одну территорию (el), вместе с тем, это также 3) подданные, поклонники солнца, транскрибируемое у разных народов как куны, хунны, гунны и 4) объединение людей разных родов и племен (ulus). Справедливо заметил по этому поводу Э.В. Севортян: «Древнее значение «народ» закреплено в парном al-kun «народ» уже в «Кутадгу билиг», которое сохранилось в некоторых современных языках. Таким образом, два слова объединены под одним понятием».
В башкирском устном народном творчестве слово ил-көн встречается в пословице Илем-көнөм булмаһа, айым-көнөм тыумаһын! (Если у меня нет народа, пусть не будет для меня ни луны, ни солнца!)
В караидельском, таныпском, нижнебельско-икском говорах северо-западного диалекта, демском говоре южного диалекта башкирского языка ил функционирует в значении «деревня»: Илгә барса, илгәҙәк, үҙенә барсаң – бик мәҙәк. (Она в деревню идет — приветливая, к ней самой придешь — смешна.) Бында ил халкына үрәнгәнмен. (Здесь я привык к деревенским жителям (караидельск.).)
В гайнинском говоре северо-западного диалекта и айском говоре восточного диалекта данное слово означает «народ»: Күчеп килгән ил түгел. (Это не чужой народ (гайн.).) – Йә, Хилаж агай, һин нисек уйҙайһың? –Мин ней, мин ил нисек итһә, шулай инде. (– Ну, Хилаж агай, ты как думаешь? – Я-то, как народ поступит, и я так же (айск.).) Как видно из примеров, в данных говорах ил сохранило свой первоначальный смысл «народ, люди».
Интересно, что семантика ил «народ, люди» в миасском, кизильском, аргаяшском, айском, салъюгутском говорах восточного диалекта передается словом «мир», которое заимствовано из русского языка: Тотош мир белән күрҙек нужаны. (Всем миром встретили нужду (кизильск.).)
Значению ил «страна, государство» в тук-соранском и среднем говорах южного диалекта соответствует заимствованное из восточных языков слово мәмләкәт, которое в литературном языке относится к книжному пласту лексики.
Таким образом, ранее ил обозначало «люди, народ». Со временем к значению «народ» примыкает сема «государство, страна», и постепенно она становится преобладающей. Это значит, что слово ил претерпело некоторую семантическую динамику. На определенном отрезке времени оно расширило свое первоначальное значение и начало обозначать новые понятия.
В «Древнетюркском словаре» это слово отмечено в формах seb- и sev- в значении «любить». В таком же значении оно употребляется и в современном башкирском литературном языке.
Аффикс -әр в слове илһөйәр выражает свойство или состояние, присущее предмету вообще.
В «Академическом словаре башкирского языка» слово илһөйәр «патриот» представлено в значении «тот, кто любит свою родину, предан своему отечеству». Если учитывать первоначальное значение слова ил «люди, народ», известное из древнетюркских письменных памятников, то семантика слова илһөйәр обретает более широкий смысл: «человек, любящий свое Отечество, преданный своему народу и ответственный перед ним».
В башкирском языке имена нарицательные могут переходить в разряд имен собственных – антропонимов, если они могут восприниматься исключительно как антропонимы: здесь наблюдается стремление сохранить статус антропонима именно за антропонимом, не смешивая его с другими понятиями, понимая исключительную важность человека. Так, нарицательное имя су­ществительное илһөйәр превратилось в антропоним. Этим именем нарекают и мальчика, и девочку, то есть оно подходит для любого пола. Нарекая ребенка таким именем, родители хотят, чтоб он был патриотом своей Родины, любил свое Отечество: Үткәндәрҙе иҫләп хә­тирәләргә бирелгән Илһөйәр йәнә урынынан торҙо (Х. Тапа­ҡов). Но чаще оно применяется как женский антропоним. Как нам представляется, основанием для этого является то, что, имея компонент со значением «любить», данное слово относится более к сфере чувств, то есть отражает женское начало.
В годы становления башкирского литературного языка, то есть в начале XX века, когда отмечалось значительное влияние через книжную литературу восточных языков (арабского и персидского), для обозначения понятия патриот использовалось слово с компонентом пәруар: ватанпәруар. Данное слово встречается, например, в произведениях башкирских писателей 1910 – 1920 годов. Ватанпәруар образовалось из двух корней «ватан» и «пәруа». Лексема ватан заимствована из арабского языка и имеет семантику «Родина, место рождения, родная сторона», «Отечество, Отчизна». Слово пәруа перешло из персидского языка, имеет первоначальное значение «воспитание».
Бында – ҡан!... –
Артта Ватан –
Пәруар халыҡтар ҡысҡыра:
Барыһынан да беҙгә ҡыйбат,
Беҙгә ҡыйбат ил, Ватан!
Бында ҡан! Унда Ватан!
(Д. Юлтый)
В произведениях современных башкирских писателей крайне редко встречается еще один синоним слова илһөйәр, образованный с помощью этого компонента пәруар – милләтпәреүәр, но в словарях он не зафиксирован: Һуғыш — театр түгел, унда бөтәһе лә ысын: үлем дә, йылға булып аҡҡан ҡан да. Берәүҙәрҙе был ҡот осҡос ысынбарлыҡ һындырҙы, икенселәрҙе, Муса кеүектәрҙе, сыныҡтырҙы. Тыуған Башҡортостанына ул милләтпәреүәр булып ҡайтты, афғандарҙың күпселеге аралашҡан дари-фарсы телендә был – илһөйәр, патриот тигән һүҙ (Г. Яҡу­пова). (Война – не театр, там все по- настоящему: и смерть, и жестокость, и реки крови. Кого-то эта страшная реальность сломила, изуродовала, искалечила морально, а таких, как Муса, напротив, закалила. И в родной Башкортостан вернулся он “миллятпарваром”, что в переводе с пуштунского — патриот) (Г. Якупова).
Таким образом, патриот, как любящий Родину, может выражаться через заимствование пәруар, однако оно не прижилось в современной башкирской лексике, о чем свидетельствует то, что даже правописание данного компонента не установлено определенным образом, в одном случае пишется как ватанпәруар, в другом – милләтпәреүәр. Очевидно, эти слова должны восприниматься как окказионализмы.
В современном башкирском языке широко распространенным синонимом слова илһөйәр является ватансы, который образовался путем присоединения аффикса -сы к корню ватан. Словообразовательный аффикс -сы означает склонность к чему-либо, постоянное свойство.
Данное слово встречается в стихотво­рении Мажита Гафури «Я – патриот», написанном в 1932 году:
Сикһеҙ ватансы мин,
Совет иле
Булыу шарты менән ул Ватан!
(«Мин – ватансы»)
Да, я настоящий патриот,
Всей душой с Советскою страной.
(«Я – патриот»)
Изменения в общественном и государственном строе после революции оказали большое влияние на словарное богатство башкирского языка. Приведенный отрывок доказывает, что слово ватанпәруар в 30-е годы ХХ века устарело и вышло из употребления. Для обозначения понятия «патриот» все чаще стали употреблять слово ватансы. «Лексику языка, таким образом, – отмечает Н.А. Баскаков, – необходимо рассматривать в процессе ее постепенного изменения в соответствии со сдвигами и изменениями в истории народа, носителя данного языка, следовательно, в этом плане приобретает особое значение правильно построенная периодизация истории развития лексики каждого конкретного языка». Чтобы новая единица языка, новая морфема или новое слово, какими бы путями она не пришла в язык, приобрела в нем известные права гражданства, она должна быть “принята” носителями языка, основана ими, то есть должна регулярно использоваться в определенных контекстах и ситуациях.
В башкирской поэзии военных лет часто встречается слово патриот. Ярким примером этого является стихотворение Рашита Нигмати «Үс ал, патриот!»:
Патриот! Тот ҡорал!
Дошмандан ал үсең.
Һәр һүнгән домна һәм
Һәр бер ваҡ таш өсөн!
(“Үс ал, патриот!”)
В публицистике и эпистолярных жанрах советской эпохи активно используются термины «патриот», «патриотизм»: «Декабрь йыры», «Үлмәҫбай» исемле поэмаларымда, ҡайһы бер шиғырҙарымда совет кешеләрендәге патриотизм тойғоһоноң нәҫел-нәсәбе хаҡында һөйләргә тырыштым” (Мостай Кәрим).
В качестве синонима к слову ватансы в словаре синонимов башкирского языка приводится сочетание ватанды һөйөүсе (яратыусы) – досл. «любящий Родину». Вообще, само понятие, относясь к абстрактной лексике, выражает сложное понятие из сферы эмоциональной лексики, которое невозможно объяснить одним словом/лексемой: для раскрытия значения слова недостаточно подобрать просто синоним, нужно раскрыть его семантику в отношении к человеку. Поэтому и обозначение понятия требует описательных конструкций.
Понятие илһөйәр «патриот» в фольклорных произведениях выражается словосочетаниями аҫыл кеше, аҫыл егет, данлы егет, алтын ир, илен һөйгән.
Ир-егеттең аҫылы ил эшендә танылыр. (Достойный мужчина познается в мирских делах.) Илен һөйгән ир булыр. (Кто свою родину искренне любит, тот настоящий мужчина.) Данлы егет ил өсөн үлер. (Славный мужчина умрет за Родину.) «Халҡым» тигән ир — алтын. (Муж, говорящий “мой народ”, – золото.)
Менгән генә атым, ай, кир булыр,
Тибенгеһе уның да тир булыр.
Урал буйҡайының аҫыл егете
Данҡайҙары ла сығыр ир булыр.
(«Уйыл» йыры)
Мухортый конь мой весело идет,
Хоть пот уже давно прошел
сквозь спину,
Егет с Урала славу обретет,
Куда б его не занесла судьбина.
(Песня «Уйыл»)
Оят булмаҫ микән көй көйләргә
Беҙҙең кеүек аҫыл ирҙәргә?
Йырлау ғына түгел, иларһың да
Ғәзиз башың йыраҡ илдәрҙә.
(«Ғайса» йыры)
Стыдно не будет ли мелодию напевать
Таким, как мы, добрым мужам?
Не только запоешь, даже заплачешь —
Дорогая твоя головушка
в далеких краях.
(Песня «Гайса»)
Чувство любви к родной земле, к народу в башкирских народных песнях выражается также в таких строках, как киткеләрем килмәй илемдән, күңелдәрем тыуған илемдә, тыуған ғына илен һағыныр.
Илкәйемә лә шул ҡайтыр инем,
Аяҡтарым талһа, имгәкләп.
(«Ғилмияза» йыры)
Пошла бы я в родимый край пешком
Или ползком, когда б устали ноги.
(Песня «Гильмияза»)
Башҡайҙарым ситтә йөрөһә лә,
Күңелдәрем тыуған илемдә.
(«Илсе Ғайса» йыры)
Ох, телом на чужбине я зачах,
О родине душою беспокоясь.
(Песня «Гайса-странник»)
Сит илдәрҙә йөрөгән, ай, ир кеше,
Дуҫтарым, ай-һай, дуҫ-иштәр,
Тыуған ғына илен һағыныр.
(«Кейек ҡаҙҙар» йыры)
На чужбине трудно жить егету,
Эй, друзья, эй-гей, вы друзья!
Отчий край зовет в обратный путь.
(Песня «Дикие гуси»)
Таким образом, в современном башкирском языке для обозначения понятия «патриот» имеется несколько слов, наиболее используемым из которых является слово илһөйәр. В большинстве своем понятие «патриот» передается через описательные наименования, выражая отношение человека к называемой реалии.

З.Т. ШАРАФУТДИНОВА,
учитель гимназии №3 им. Дж. Киекбаева г. Стерлитамак